Главная страница сайта

информация о таймене и ленке

Тайменья рыбалка

The tools!
The tools
The catch!

The geography

The snapshot

The LIBRARY
The library
Data Base
Data Base
The links





Интернет-магазин
TopList
Рейтинг RiBAK.com.ua Top 100 :: <<< РЫбАЦКИЙ ПОРТАЛ >>>






ХАРИУС

Эта рыба хорошо известна всем рыболовам, живущим в Сибири. Хариуса легко отличить по огромному плавнику, пестрому и яркому, как хвост павлина, по серо-зеленой спине и серебристо-белому брюху. Плавник взрослого черного самца марсовика настолько краcив, что приезжающие в Иркутск иностранные рыболовы-туристы обрезают его у пойманной рыбы, засушивают в расправленном виде и увозят к себе домой как сувенир, как редкий трофей.

В зависимости от возраста и места обитания пестрота и яркость окраски хариуса различная, но во всех случаях она маскирующая и увидеть рыбу в воде на фоне мелкого галечника и крупных камней очень трудно, эта строгая, красивая рыба обитает во всех наших реках, но находится на одном месте не постоянно, а лишь в определенное время года.

Существует много разновидностей хариуса, отличающихся друг от друга по внешнему виду, образу жизни, по размерам и другим признакам. На Байкале и на Ангаре различают две разновидности крупных хариусов: белого и черного, вес которых достигает более двух килограммов, а длина более 50 сантиметров. На Иркуте, Китое, Белой, Оке средний вес хариуса не превышает 350 - 400 граммов. На Лене, Киренге и других реках северо-востока области вес взрослой особи часто бывает не больше 200 - 250 граммов. Только на Улькане, где хариусов немало, попадаются экземпляры весом до 400 граммов. По рассказам местных рыболовов, в верховьях этих рек водятся хариусы, по размерам не уступающие ангарским великанам, но мне таких ловить там не довелось.

Весной или в начале лета хариусы поднимаются на нерест из больших рек в таежные речушки и ручьи.

Первым по талой воде, идущей еще поверх льда, поднимается небольшой светлый хариус, именуемый "ледянкой". Последним мечет икру самый крупный и самый красивый в своем брачном наряде черный марсовик. Икру хариусы мечут на каменисто-галечных грунтах с чистой проточной водой, с небольшой глубиной и скоростью течения.

Сейчас в Иркутской области действует ежегодный временный запрет вылова хариуса во всех реках и протоках, впадающих в Байкал, в самом озере, в реках Ангаре, Чуне, Уде, Лене, Нижней Тунгуске и их притоках, в Иркутском и Братском водохранилищах. Запрет продолжается с 20 - 25 апреля по 20 - 25 июня.

С началом листопада хариусы "скатываются"— спускаются с верховьев речек и рек в более спокойные и глубокие места, нагуляв за лето достаточно жира. В теплую, затяжную осень уходить с кормежных мест они не спешат и задерживаются на плесах до заморозков, до шуги (шуга - образовавшийся на дне реки лед, который отрывается и с камнями плывет вниз по реке), вместе с которой окончательно покидают свои летние и осенние "пастбища".

Питается хариус в основном водными животными: ручейниками, сидящими на камнях, рачками-бокоплавами, веснянками, всеми видами насекомых, падающих в воду, не гнушается и мелкой рыбешки. При таком разнообразии пищи хариусы упитанны и худеют только во время нереста, ко опять быстро отъедаются, поэтому кажется, что они жирны в любое время года.

Во время нереста рыбья мелочь поедает его икру, но и сам хариус не остается в долгу. Околачиваясь около ленковой садьбы (садьба - углубление овальной формы на галечном дне, приготовленное ленками для метания икры во время нереста), он лакомится крупной ленковой икрой, за что получает от сердитых самцов хороший нагоняй. Мне не раз приходилось наблюдать, как рассерженные самцы буквально сталкивали с садьбы назойливых и нахальных нахлебников, которые тут же возвращались обратно как ни в чем не бывало.

Видит хариус очень хорошо и различает тончайшие оттенки цветов, но часто глазам своим не верит и корм определяет еще и на вкус. Однажды мне представился случай убедиться в этом. В апреле, когда запрет на ловлю еще не наступил, мы с другом приехали на воскресный день на Байкал. Он был покрыт крепким льдом, и по нему можно было смело ходить. По кромке льда около устья реки Переемной, уже свободной ото льда, мы пробили несколько лунок для подледного лова. Лунки находились метрах в четырех от открытой воды, и дно Байкала в этот яркий солнечный день просматривалось до мельчайших подробностей. Прямо под нами ходил небольшой косячок крупных хариусов. Течение горной и шумной Переемной их достигало, но очень ослабленное расстоянием. Речная весенняя вода выносила в Байкал разную живность и растительность. Увидев какой-либо комочек, один из хариусов, тот, к которому он плыл ближе, выходил из стайки к нему навстречу и брал этот комочек в рот. Если он был съедобный и отвечал вкусу, то съедался, а если нет - сразу выплевывался в полном смысле этого слова, при' чем довольно далеко. Никакой суеты или хамства среди хариусов не наблюдалось. Каждый член этой стайки, облюбовав плывущий объект, выплывал к нему навстречу, спокойно брал его в рот, поедал или выплевывал, не опасаясь соперничества. Создавалось впечатление, что хариусы находятся не на кормежке, а выполняют какую-то серьезную работу. (Однако в других местах, с недостаточно богатым кормом, хариусы ведут себя по-другому).

Это наводит на мысль, что они способны брать и выплевывать наши наживки и искусственные приманки, обнаружив в них опасность, если мы опаздываем сделать своевременную и быструю подсечку. Видимо, попадаются они на крючок только тогда, когда, схватив приманку, рывком устремляются ко дну и засекаются сами.

Наблюдая за поведением хариусов в толще байкальской воды, мы считали, что все они крупных размеров. Снарядив бормашовую уду, мы вскоре вытащили из воды одного из разгуливающих "великанов" и разочаровались: им оказался небольшой секач (секач - мелкий хариус, запрещенный к вылову по существующим правилам рыболовства), ловить которых и не положено, и неинтересно.

Так мы впервые познакомились на Байкале с оптическим обманом, когда предметы подо льдом, освещенные со стороны, кажутся значительно больше, чем они есть на самом деле.

Живет хариус небольшими стайками, крупные экземпляры держатся больше в одиночку. Места для кормежки и отдыха он выбирает в соответствии с условиями реки, но всегда предпочитает открытые, неглубокие плесы с галечным дном меж быстрин и перекатов, где занимает ямки вблизи каких-нибудь укрытий. Из глубины он зорко следит за происходящими вокруг событиями и контролирует поверхность воды. При появлении насекомого хариус медленно поднимается со дна и, схватив добычу, резко бросается назад, занимая только свое место. Одиночные хариусы не спешат схватить плывущее насекомое, но когда в стае их несколько штук и они находятся близко один от другого, навстречу приближающемуся угощению спешат сразу несколько экземпляров, причем более крупные буквально отталкивают меньших собратьев.

Хариусы - "народ веселый". В тихую погоду они на плесах часто выскакивают из воды без видимой причины очень высоко, удивляя этим даже бывалых рыболовов, Создается впечатление, что головокружительные пируэты они закатывают не в погоне за летящими над водой насекомыми, а от веселого нрава и хорошего настроения, как дельфины на морях.

Однако хариусы - не дельфины и за лодками не гоняются. Наоборот, шумное поведение людей на берегу, бесцельные гонки на моторках настораживают рыбу, и она прекращает клев или совсем уходит на другие, более спокойные, места.

При проходе вблизи лодки с мотором на больших оборотах рыба "западает", прекращает клев и не плавится более получаса. Наоборот, при проходе буксирного катера или теплохода в безветренный солнечный день на волне, поднятой крупным транспортом, хариус берет приманку лучше, чем при полном покое. За время, пока волна качает грузовой наплав, можно поймать одного-двух хариусов, до этого совершенно не бравших приманку.

На Ангаре в районе Иркутска рыболовы ловят хариусов с лодок в гуще снующего большого и малого флота. Здесь, видимо, рыба смирилась с каждодневной сутолокой и, поскольку ей некуда деваться (впереди плотина ГЭС), перестала обращать внимание на грохот техники. Но это—исключение, а вообще-то хариус любит тишину.

Тихими вечерами, когда в воздух поднимается неисчислимая рать мотыльков, комаров и мошек, хариусы выходят из ям и укрытий на открытые места выше перекатов, в изголовья островов, в протоки, к берегам с нависающими над водой деревьями и травой. Здесь начинается так называемый плавеж - массовая жировка рыбы разного возраста и размера. Имея некоторый опыт, по всплескам можно определить примерное количество рыбы, потому что каждый хариус плавится на одном, "своем", месте.

В холодное время года, ранней весной, осенью и зимой, хариуса ловят у самого дна. Летом, когда различные насекомые, падая в воду или смытые с берегов, находятся в ее толще, рыба может взять приманку и "в полуводе", т. е. на большом расстоянии от дна, и на поверхности воды.

Перед длительным ненастьем хариус становится вялым, не клюет и не плавится. Пойманный в это время, он очень "кровит" - выделяет много крови из-под жаберных крышек даже при легком ударе.

Лучшая ловля хариуса бывает при теплом ветре, рябящем воду, и в пасмурную погоду при кратковременном теплом дожде. Во время прибыли воды от ливневых или затяжных дождей и ее помутнения клев полностью прекращается до ее спада.

Социальные комментарии Cackle

© Copyright 2000 — 2014 Тайга моя заветная® | dmi3y@zeya.amur.ru