Главная страница сайта

информация о таймене и ленке

Тайменья рыбалка

The tools!
The tools
The catch!

The geography

The LIBRARY
The library
The LIBRARY
Доступно для скачивания
The links


Здесь находится аттестат нашего WM идентификатора 000000000000
Проверить аттестат

www.megastock.ru TopList








Картa сайта

Виталий Волков

ЗАБАЙКАЛЬЕ: ДУЭЛЬ С ТАЙМЕНЕМ

Вертолет сделал несколько кругов. Мы выбрали относительно удобное место для посадки. Им оказалась слегка заболоченная поляна недалеко от бурного переката, соединяющего два озера. Одно из них – Кулинда – и было намечено конечной целью нашей экспедиции

     Живописное озеро Кулинда лежит на высоте 500 метров над уровнем моря среди отрогов Байкальского хребта. Эта заполненная водой котловина протяженностью около 6 км и шириной не более 2-х, находится в долине реки Кичеры. Река, в свою очередь, наполняет это озеро кристальной чистоты холодной водой, стекающей в долину с подтаивающих снежников, что расположены высоко на склонах гольцов (скальные горы, лишенные какой-либо растительности). Дальше уже прогретая вода через перекат попадает ниже, в озеро Кичерское, значительно уступающее по всем параметрам Кулинде. Из Кичерского озера, пройдя два бурных порога, река убегает дальше вниз, и, петляя по тайге, направляется на встречу с Верхней Ангарой.
      Разбив лагерь на песчаном пляже Кулинды, мы занялись тем, ради чего и забрались в столь удаленное от цивилизации место: охоте на тайменя 
      Для начала немного информации по самой рыбе. Существует три вида тайменей: дунайский, обыкновенный и сахалинский. В Сибири хозяйничает таймень обыкновенный, иначе сибирский. Ныне среди своих собратьев он наиболее распространен и многочисленен. Как и все лососевые, таймень предпочитает чистые с быстрым течением реки и холодные озера. Сибирский и дунайский таймени обитают в пресной воде. Лишь сахалинский таймень прекрасно себя чувствует как в пресной, так и в соленой морской воде. Каких только эпитетов не придумали тайменю: «красуля», «лень», «водяной тигр», «красная щука»,– все это говорит об уважении, которое заслужила к себе эта крупная могучая, сильная рыба. Мощное торпедообразное тело тайменя покрыто некрупной, плотно сидящей чешуей. Цвет в зависимости от водоема может варьировать в широких пределах: быть серебристым, оливковым, бурым и даже черным; брюшная же сторона - всегда белая. При этом по всему телу, словно бисер, разбросаны маленькие черные пятнышки неправильной формы, особенно много их вдоль боковой линии. Хвостовой и анальный плавники тоже обращают на себя внимание разнообразной цветовой гаммой, отличающейся от общего фона рыбы. Палитра колеблется от бледно-желтого - до малинового и даже красного цвета. В период нереста эти краски становятся особенно яркими. Широкую пасть тайменя украшают мощные челюсти с крупными загнутыми внутрь зубами. Любопытно, что зубы есть и на языке; даже верхняя губа усажена рядом мелких крючковатых зубов. И не случайно. В рацион тайменя помимо рыбы входят также мелкие животные и птицы: мыши, белки и прочие лесные зверушки, что по неосторожности оказались в воде. Не прочь он схватить утку или кулика. Словом, грозный хищник.
      Наша группа уже несколько дней находилась на озере. Оставались необследованными только нижние перекаты за озером Кичерским. Именно там и оказалось «логово» сибирских тайменей. За первым перекатом выслеживаем одного красавца, за вторым перекатом - другого. Кстати, нижняя яма оказалось гораздо более объемной, хотя глубины (а это восемь с хвостиком метров) были одинаковы как в первой, так и второй ямах. Да и таймень с нижнего участка явно превосходил своего собрата. Хозяева явно заняли «квартиры» согласно статусу и были очень недовольны вторжению в их владенья непрошеных гостей. Не ведая страха, таймени предпринимали попытки выпроводить нас восвояси. Происходило это так: разогнавшись, таймень, словно торпеда, шел на таран, и лишь в последний миг сворачивал в сторону.  Состязаясь со средним по величине тайменем, мы призадумались: что могло бы произойти будь на его месте более «весомый» противник. Известно, что вес тайменей порой превышает отметку в сто килограммов.

     Близился последний день нашего пребывания на озере. Погода к этому времени окончательно испортилась. Решив далее не ждать, мы с товарищем собрали необходимые вещи, взяли палатку и, загрузив все это в лодку, отправились на перекаты. Расклад был такой: переночуем на месте и на следующий день, с утра пораньше, пойдем охотиться.
      Изумрудная вода, такой она смотрелась в яркий солнечный день, померкла и теперь выглядела темно-зеленой. Из-за продолжительного дождя она основательно помутнела, потеряв прежнюю прозрачность. В такой ситуации решаю не выжидать на одном месте, а самому отправиться на тайменя.  Тем более, что о приблизительном местонахождении я догадывался. В том месте, где в глубокий «котел» (так мы обозначили яму) вливается бурный речной поток, на дне находится нагромождение каменных глыб. Именно там, выбрав себе спокойное место за одним из массивных валунов, время от времени отдыхал таймень. Поэтому сразу направляюсь к этому месту. Где-то там внизу, на глубине 4-5 метров, должен находиться этот валун, который мне и предстояло сейчас найти. Ныряю и плыву вдоль дна. Среди камней то и дело попадаются обрывки лески, застрявшие самодельные блесна. Видимо, знают все-таки местные охотники об этой яме, и таежными тропами приходят сюда испытать свое счастье.
     …Не сразу смог отыскать тот валун. А когда течение подхватило и вынесло меня прямо к нему, я спугнул стоящую там рыбу. Стрелять сходу не стал. В прошлый раз, когда мне посчастливилось наблюдать одновременно трех красавцев-тайменей, то заметил, что самый крупный из них носит на голове непонятные отметины: не то шрамы, не то просто светлые полосы. Дабы выбрать именно его, мне перед выстрелом необходимо было окончательно убедиться в этом. Но таймень ушел в «котел». Придется изрядно попотеть, чтобы вновь найти его. Единственное, я надеялся, что он не уйдет из ямы, не покинет своих владений, пока не почувствует серьезную опасность. Поэтому следовало действовать осторожно: если стрелять - то наверняка; иначе поминай как звали. К тому же, трудно было представить, как он раненый поведет себя. Еще несколько раз я сталкивался с ним в толще воды, но постоянно что-то меня не устраивало: то была неудобная позиция для стрельбы, то мне казалось, что это не «мой» таймень. И все же я не торопился, выбирая наилучший момент для точного выстрела.

     Все произошло в считанные секунды. Еще на поверхности замечаю под собой движущееся темное пятно. Ныряю и оказываюсь точно над проходящим тайменем. Вижу тупую, с отметиной, голову, потом широкую спину, и вот уже широкая лопасть хвоста. Делаю несколько мощных взмахов ластами, чтобы вновь оказаться над ним. Лишь расстояние сокращается, таймень начинает ускорять движение. Медлить больше нельзя. Вытягиваю руку и стреляю вдогонку тайменю. Гарпун попадает точно в центр спины, сразу за головой. Следует мощный рывок, рыба уходит ко дну. Катушка, закрепленная на рукоятке ружья, начинает бешено крутиться. Стремительно уменьшается запас шнура. Пытаюсь как-то ее остановить и начать подматывать. Однако мощные рывки тайменя делают бесполезными все мои попытки. Не остается ничего другого, как распластаться на поверхности воды, и, держась за ружье, следовать за рыбой. Таймень кидает меня, то в одну сторону, то в другую, стараясь не выходить на мелководье. В конце концов, как-то надо было заканчивать эту эпопею. Я уже начал опасаться, что стрела, не пробив рыбу насквозь, может со временем выскочить оттуда. Эти последствия предугадать нетрудно; вероятно, таймень попытается покинуть яму. Выход нашелся вскоре сам собой. Доплыл до отмели, встал по пояс в воде и стал руками выбирать шнур. Сначала все шло хорошо, но когда таймень был подтянут ближе и увидел меня, последовал мощный рывок, сбросивший меня опять в воду. Следующий дубль оказался более успешным.    

   На этот раз получилось загнать его к берегу. Когда таймень попытался оттуда вырваться, то застрял на отмели. Не растерявшись, я подхватил его снизу руками и выбросил на берег. Рыба упала на камни.
     Рядом выпала стрела. Вес трофея достиг восемнадцати килограммов. Матерый же таймень мне достался!